Идеал ружья. Часть четвертая

Новая система ружей, заряжающихся с казны, не принесла с собою никаких усовершенствований в выделке стволов, что объясняется, разумеется, тем, что выделка стволов достигла возможного совершенства, и тем, что требования в новой системе в этом отношении нисколько не увеличились.

Идеал ружья. Часть четвертая

Ружье_by big-ashb@FLICKR.COM

ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО — В № 8 (147), № 9 (148) И № 10 (149).

Со введением дальнобойных ружей требования относительно прочности стволов должны несколько увеличиться, потому что большая начальная скорость неминуемо должна увеличить как полезное, так равно и вредное действие пороховых газов.

    Удобство использованияПриемлемый весКаким требованиям должны удовлетворять гильзыНедостатки «вечных» гильзНаиболее популярные у охотников гильзы

Удобство использования

В отношении сохранения стволов от порчи в то время, когда ружье находится уже в руках у охотника, новая система значительно превосходит шомпольную: в последних внутренность стволов подвергается постоянной порче от ржавчины и от шомпола. Головка шомпола, крейцер и самый способ заряжания способствуют расстрелу; невозможность постоянно осматривать внутренность стволов — к развитию ржавчины, к раковинам, которые иногда быстро портят стволы и приводят их в негодность даже у заботливого и аккуратного охотника.

В новом ружье при незначительном даже внимании ржавчина во внутренности стволов невозможна, потому что ружье открыто с обоих концов, почему представляет полную возможность замечать малейшую нечистоту и удалять ее без особого труда. Очевидно, что стволы ружей, заряжающихся с казны, могут служить гораздо дольше, чем стволы шомпольные.

Относительно прочности и несложности механизма ружья заряжающиеся с казны по большей части не только не представляют никакого усовершенствования, но даже далеко отстают от ружей шомпольных. Сложность механизма, обусловливая его непрочность, придает ружью значительную ценность, что не может его сделать употребительным, общенародным ружьем, а это в усовершенствовании ружья должно быть поставлено на первый план.

Возьмем для примера хоть ружье центрального боя: отбросив замки, скобы и прочее, перешедшие в эту систему от шомпольного ружья без всякого изменения, обратим внимание на затвор как на способ прикрепления стволов ружья к ложе. В шомпольном ружье стволы прочно укреплены в накладке и плотно лежат на цевье. Прочность такого прикрепления доказывается тем, что масса ружей, прослужив многие десятки лет, сохраняется в таком же виде, как будто они насажены на ложу только теперь, а не прослужили 30-40 лет и не выдержали тысячи выстрелов.

«Центральные» ружья находятся в употреблении не более 10 лет, а много ли из них сохранили плотность прикрепления стволов к ложе? Вероятно, весьма и весьма немногие, да и то из тех, которые больше красуются в кабинетах, чем в поле. Все эти штифты, шарниры, пружины и прочие, входящие в состав затвора, неминуемо должны стираться, портиться от частого опускания стволов для заряжания, а от этого стволы расшатываются и механизм приходит в негодность. А попробуйте его исправить?

С шомпольным ружьем было просто: опустилось цевье, подложил сукна, если жаль переделывать ложу; расшатались хвостовики, в гнездах накладки — всякий кузнец исправит. В «центральном» ружье при порче какой-нибудь планки — перепаивай стволы; при порче какого нибудь шарнира стволы начинают шататься, дрожать при выстрелах, стало быть исправляй и затвор, а это часто ведет чуть ли не к переделке всего затвора. Все сказанное касается и других систем с опускающимися стволами.

У ружей боевых и охотничьих одноствольных винтовок прикрепление стволов к ложе так же прочно, как и в ружьях шомпольных; не следует ли из этого, чтобы и в центральном или другом каком-либо гладкоствольном ружье стволы оставить по-прежнему неподвижными, а для заряжания с казны приспособить какой-либо из затворов, принятых в многочисленных видах боевого ружья?

«Центральное» ружье — это подражание шомпольному во многих частях: к чему эти курки с замками, имеющими сложный, а потому и дорогой механизм? Они были необходимы в кремневых и шомпольных ружьях, в ружьях же, заряжающихся с казны, в них решительно нет никакой надобности; возьмите боевое оружие: там замок помещается в самом затворе и даже, например, в такой сравнительно сложной системе, как «берданка», по количеству своих составных частей она втрое менее сложна, а между тем нисколько не теряет в достоинствах, если только не превосходит.

Что касается разборки ружей, собственно, для чистки после охоты, то существующие теперь системы вполне удовлетворяют своему назначению, в отношении же совершенной разборки для чистки и смазывания остается желать еще очень и очень многого. Главное затруднение представляют затворы; охотник незнающей или несообразительный долго будет ломать голову при разборке или сборке любого затвора и при удобном случае испортит его вовсе — так это все сложно, нежно, непрочно.

В войсках запрещено законом разбирать ружья солдатам, а в случае загрязнения или незначительной порчи велено представлять ружья в мастерские. Возможно ли это у охотников?

Представьте себе, что вы, совершая какое-нибудь salto mortale (смертельный прыжок. — Прим. редакции) в топком болоте, не только не совершили его, а кувыркнулись в болото самым пренеприятным манером; вы не только наелись грязи сами, но и «накормили» вдоволь свое нежное ружье: песок скрипит в затворе, пружина отказывается действовать; прошел какой-нибудь час-два — все это заржавело.

Что тут делать? Самое лучшее, конечно, ехать домой и послать ружье мастеру, живущему эдак верст за 500… Славное ружье! А, впрочем, наука: завел себе такую «машинку», не лазай по болотам, лесам и пескам в бурю, дождь и слякоть, а постреливай себе в чистеньком садике ворон да сорок — и ревматизма не получишь, и «машинка» прослужит вдесятеро дольше.

Для неблагородных охот есть и ружья такие — хоть бы взять то же шомпольное; с ним таких казусов не случается. А если и приходится ворочаться с охоты и посылать его за сотни верст (не все же охотники живут в благоустроенных городах, есть и в тайге сибирской, и в степях туркестанских), то в таком только случае, если лопнула боевая пружина в замке, лопнул курок и прочее, но из-за грязи, песка и воды ворочаться не приходится, разве самого охотника подмочит.

Приемлемый вес

Господин Аксаков когда-то высказал мнение, что старые кремневые ружья были легче шомпольных; в свою очередь о пистонных можно сказать, что они легче заряжающихся с казны; последние даже по своей конструкции должны быть тяжелее: в них гораздо больше железа в механизме затвора, да и самые стволы делаются толще, «казнистее».

Первые изобретенные заряжающиеся с казны ружья системы Лефоше отличались замечательною слабостью боя именно вследствие того, что стволы в них делались такой же толщины, как в шомпольных (собственно в казенной части. — Прим. автора).

С легкой руки господина Вакселя норма тяжести охотничьих ружей определена максимум в 8 фунтов (около 3,3 килограмма. — Прим. редакции); к этой норме подходит большинство ружей, заряжающихся с казны, шомпольные же ружья большею частью весят 6,5-7 фунтов (приблизительно от 2,7 до 2,9 килограмма. — Прим. редакции).

Вес в 8 фунтов, по моему мнению, крайне велик; попробуйте с 8-фунтовым ружьем походить день в июле-месяце по болоту или в голой степи да еще с порядочно набитым ягдташем! Но где неоценимы легкие ружья, так это в южных странах, во время летних охот. Сколько раз мне приходилось мечтать о ружьях, легких, как перышко, в сухих степях и знойных камышах и болотах Туркестанского края, в низовьях Волги или по яблоневым зарослям восточных притоков реки Дона!

При сорокаградусной жаре, когда в ягдташе лежат штук 6-7 сытых фазанов или с десяток куропаток, 8-фунтовое ружье кажется чистым Божеским наказанием. А, впрочем, в тех же местах мне случалось видеть охотников со значительно большим грузом и с 12-фунтовыми ружьями (весом свыше 4,9 килограмма. — Прим. редакции); ходят себе, ничего, только лоб вытирают.

Нормальную тяжесть ружья определить крайне трудно, так как это зависит от силы, а главное — от привычки охотника, хотя с легким ружьем вообще гораздо легче управляться, чем с тяжелым.

Каким требованиям должны удовлетворять гильзы

Перехожу теперь к самой совершенной, в принципе, части ружья, заряжающегося с казенной части, — к патронной гильзе. Действительно, что может быть целесообразнее, практичнее готового (универсального) патрона для ружья? Благодаря ему ружье заряжается крайне быстро, правильно, удобно, безопасно; разряжается и перезаряжается так же скоро и удобно.

Эти не оцененные на охоте достоинства, ставящие новое ружье на неизмеримую высоту сравнительно с шомпольным, и были причиною того, что, несмотря на крайне слабый бой первых ружей, заряжающихся с казны, они быстро обратили на себя внимание охотников и получили «право гражданства».

Достигнуто ли в настоящих системах ружей на практике возможное совершенство в изготовлении готовых патронов? В том-то и дело, что далеко не достигнуто еще, и, по моему мнению, патронная гильза, служащая «помещением» для универсального патрона (универсальный патрон — патрон, заключающий в себе пистон, порох и дробь. — Прим. автора), до сих пор чуть ли не самая слабая часть ружей, заряжающихся с казны.

Патронная гильза должна быть такой конструкции, чтобы охотник сам мог ее делать без особого труда и потери времени и при том из таких материалов, которые легко находимы везде; она должна быть дешева, легка, прочна и удовлетворять всем требованиям в отношении удобства заряжания и разряжания ружья, не портиться при переноске и хранении, не ослаблять бой ружья. Вот в коротких словах те требования, которым патронная гильза должна удовлетворять в совокупности. Достигнуты ли они?

В настоящее время резко обозначились три главных типа гильз для универсального патрона: металлические (стальные и латунные), папковые и бумажные (сгорающие при выстреле).

Недостатки «вечных» гильз

Металлические гильзы приняты в настоящее время в войсках всех государств при всевозможных системах боевого оружия вместо существовавших ранее бумажных, сгорающих гильз (ружья Шаспо, Дрейзе, Карла и прочих).

Военные министерства, имея в виду более совершенное практическое применение боевого орудия, снаряжаемого металлическими патронами, и отношение удобства заряжания, перевозки и прочего, а не действительные качества этих гильз, в отношении прочности, легкости и прочего, не останавливаются пред громадными затратами на их изготовление.

С военной точки зрения, металлическая гильза есть ни более и ни менее как более удобный вид патрона и делается, строго говоря, на один выстрел; если же министерства и извлекают некоторую пользу от переснаряжения гильз во время предварительных учений, то это вещь второстепенная. Главная цель — война, потому что без нее не было бы и учений; во время военных действий с каждым спуском курка солдатом гильза теряется так же безвозвратно, как порох и пуля патрона.

Ввиду этого гильзы делаются весьма непрочными и выдерживают в лучших образцах средним числом до пяти выстрелов, то есть в этом отношении они вполне равняются папковым охотничьим, хотя, несмотря на выделку машинным способом в громадных массах, и превосходят по ценности эти последние.

Вероятно, в подражание этим гильзам введены и в охотничьем оружии металлические гильзы: так называемые «вечные» (стальные) и «цельно-тянутые» (латунные, которые некоторые из немецких ружейных магазинщиков тоже имеют дерзость называть «вечными»). Называть оба эти вида гильз «вечными», разумеется, можно только в рекламах; кроме того, они имеют следующие неустранимые недостатки:

а) страшную дороговизну (по петербургским и московским прейскурантам сотня гильз стоит немало: латунных — от 30 до 40 рублей, стальных — от 200 до 300 рублей);

б) значительную тяжесть, так как выделываются со стенками такой же толщины, как и папковые, для предупреждения немедленного разрыва после первого же выстрела.

Несмотря на эти неустранимые неудобства, они, кроме сравнительной долговечности, ничем не превосходят пайковые гильзы, по образцу которых делаются. Очевидно, что подражание военным металлическим гильзам не может удасться: там экономический расчет стоит на втором плане, с тяжестью патронов тоже мирятся, как с неизбежным злом; в деле же охоты все должно быть принимаемо в расчете, а самое главное — экономическая сторона.

Охотники уже привыкли в дешевому патрону в шомпольном ружье, поэтому переход к более дорогому и притом к такому, который пахнет сотнями рублей единовременной затраты, крайне труден для небогатых. Это попросту затея оружейников.

Наиболее популярные у охотников гильзы

Так как самые употребительные ружья, по крайней мере у нас в России, из новых систем — «центральные», то и гильза самая употребительная — папковая. Гильзы эти выделываются исключительно на заграничных заводах машинным способом (я слышал от знакомых охотников, что будто бы папковые гильзы выделываются в Варшаве оружейником Беккером, который продает их по два рубля за сотню. — Прим. автора), а потому они дороги, непрочны и имеют весьма большое влияние на ослабление боя ружья.

Если взять даже петербургские или московские цены (от четырех до пяти рублей за сотню), то и тогда на каждый выстрел накидывается одна копейка с долями, в провинциях же, а тем более отдаленных, расход этот увеличивается вдвое. Для состоятельного охотника это, разумеется, ничего, но много ли их — состоятельных-то — и следует ли их иметь в виду? В отдаленных местностях доставка гильз иногда чрезвычайно трудна и дорога; тут не помогает даже состоятельность охотника.

Кто-то из охотников, рассуждая по этому поводу, обвинил вовсе не гильзы, а нашу экономическую неразвитость и даже высказал еще что-то в обличительном тоне с апломбом бойкого газетного фельетониста и указал, конечно, с подобающим случаю торжеством на Запад, но подобные доморощенные обличители забывают, что в Сибири не могут расти лимоны и апельсины, точно так же в стране земледельческой не может развиться фабричное производство; оба эти направления экономической деятельности народов исключают одно другое.

Папковая гильза делается не на один только выстрел, а на возможно большее число; на практике сотня гильз может выдержать до 400 выстрелов. Принимая в расчет сделанную затрату, этого крайне недостаточно; кроме того, к этому присоединяется также то, что папковая гильза требует опытности и знания в ее снаряжении.

Многочисленные жалобы на слабый бой «центральных» ружей обязаны единственно незнанию способов снаряжать правильно эти гильзы; знания же эти не могут распространяться быстро и быть всеми усвоены, так как их невозможно привести в систему: каждое ружье требует особой пригонки гильзы, точно так же как и определения заряда. Все это доставляет кучу хлопот и может быть выполнено только терпеливым охотником, да и то в таком только случае, если есть под руками все необходимое.

Требовало ли всего этого кремневое или пистонное ружье? Для того, чтобы зарядить его правильно, самое большее требовались высечка и приготовленный специально войлочный лист для пыжей; но это уже роскошь. Огромное большинство охотников обходится просто обрывком пакли, или кошмы, или другим каким-либо везде находимым материалом.

Для того, чтобы зарядить шомпольное ружье, нужно полминуты времени, пайковую же гильзу не снарядите и в три минуты, и это еще благодаря довольно сложным приспособлениям вроде машинок для вынимания и вставливания пистона, забивки пыжа и прочее; потерлась или испортилась одна из этих машинок — ружье хоть брось, потому что не везде же имеются слесаря и оружейники, а тем менее в отъезжем поле.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

Е.Т. Смирнов, г. Ташкент, апрель 1879 года

Источник

Мы будем рады вашему мнению

Оставить отзыв

Новости охоты и релоудинга
Logo
Включить регистрацию в настройках - общие