Идеал ружья. Часть третья

Сообщение огня заряду в шомпольных ружьях есть самая несовершенная, а подчас и досадная часть: «благодаря» осечкам столько теряется отличных выстрелов, не говоря уже о несчастных случаях при охотах на сильного и опасного зверя!

Идеал ружья. Часть третья

Ружье_by flntlok@FLICKR.COM

ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО — В № 8 (147) И № 9 (148).

    Повысилась ли надежность?Экономические и социальные факторыВозможность оперативной замены патрона

Повысилась ли надежность?

Кажется, все сделано как следует: и порох видно в брандтрубке, пистон прекрасный, самая брандтрубка и боевая пружина — пятисотрублевого ружья, а между тем… чик — осечка… Про сильный дождь или 25 градусов мороза и говорить нечего!

В ружьях новой системы, а преимущественно пред прочими в центральных, недостаток этот устранен почти совершенно; правильно надетый пистон не дает осечек, а если они и случаются изредка, то в этом нельзя винить систему: виноваты или недоброкачественность пистона, неправильная постановка его в гнездо (котелок), или другие причины, заключающиеся в неисправности механизма замка, иглы, в гильзе и прочем.

Сообщения огня заряду по своей быстроте и верности тоже не заставляют желать ничего лучшего, так как в этой системе достигнуто возможное совершенство.

Жалко, что того же нельзя сказать о самом механизме, придуманном для сообщения огня заряду, именно о способе постановки пистона в гнездо гильзы: способ этот слишком сложен, почему требует большой аккуратности и много времени как для вставки нового, так и для вынимания стреляного.

В шомпольных ружьях эта часть лучше: стреляный пистон спадает с брандтрубки сам собою при взводе курка, и свежий надевается чрезвычайно быстро.

Сама форма пистона (цилиндрическая) тоже не совсем удобна; в ней самым наглядным образом доказывается то, что в новую систему весьма многое перенесено из старой, шомпольной, системы без всякого изменения; это доказывает высказанное мною выше мнение, что новая система далеко еще не выработалась в законченный тип, а представляет форму переходную.

Мне кажется, что единственно из того, чтобы не изменять цилиндрической формы пистона, употреблявшегося в шомпольных ружьях, заднюю часть гильзы делают непомерно толстою, для помещения пистона устраивается особое гнездо (котелок), вставляется пара клинышков; все это ниже критики, потому что крайне непрочно, ведет к большой возне.

Почему именно нужна цилиндрическая форма пистона, а не другая какая-либо, более удобная, как для выделки самого пистона, так равно и для постановки его в гильзу? В этом отношении представляют значительный прогресс пистоны для бердановских винтовок (употребляемые и в металлических гильзах для центральных ружей), бумажные пистоны для ружей Тешнера (Коллата), пистоны для револьверных и винтовочных готовых патронов.

В цилиндрических же пистонах отдается дань старым формам ружья точно так же, как в замках, курках и прочем, кроме того, невыработанная форма пистона сильно стесняет усовершенствование самой гильзы.

Экономические и социальные факторы

Буквально во всех системах заряжающегося с казны ружья охотники поставлены в необходимость стрелять покупными фабричными гильзами или хоть донышками к ним (ружья Тешнера) и таким образом присоединять к расходам на порох, дробь и пистоны еще весьма значительный расход на гильзы.

При этом нельзя не обратить внимания на следующее обстоятельство: чем дальше шло усовершенствование ружья, тем сообщение огня становилось все сложнее и дороже. В старых кремневых ружьях эта часть хотя и была крайне несовершенна, но до невозможности проста и дешева: однажды ввинченный кремень служил весьма долго, требовалось только подсыпание пороха на полку.

Хотя дороговизна вообще вещь относительная, но то ружье, в котором воспламеняющий состав или даже механически извлекаемая посредством удара и трения искра будут, возможно, дешевы, а главное — везде находимы, будет всегда иметь преимущество перед всяким другим в отдаленных и глухих местностях.

Как ни дешев простой русский или австрийский пистон (15-20 копеек за коробку), однако сибирский таежник и до сих пор стреляет из кремневой винтовки, а житель Средней Азии — из фитильной. Можно ли объяснить это пристрастием к старине, умственною и экономическою неразвитостью? Мне кажется, далеко нет.

Кремень стоит две-три копейки и служит год; нет под рукою торговца, чтобы купить новый, взял переточил старый сам, благо для этого не требуется особых познаний ни в химии, ни в механике, а только простая сообразительность; фитили же для азиатских винтовок… так те исключительно делаются самими охотниками.

Какие же выгоды представляет для этих людей пистон? Собственно говоря, очень мало: осечки он дает точно так же, как кремневая винтовка или фитильный мултук (ружье), а попробуйте его надеть на брандтрубку при сорокаградусном морозе?

Не проще ли сыпануть немножко пороха на полку из горлышка пороховницы? Кроме того, пистоны нужно хранить в особом помещении, а потерял или забыл — пропал весь промысловый день. И за эти чисто отрицательные достоинства человек еще должен платить, положим, гроши, но и они важны для тех, кто получает гроши же.

Попробуйте предложить подобному человеку теперешнее ружье, заражающееся с казны, — он и даром его не возьмет: что он будет делать в своей промысловой избушке или в юрте с этими гильзами, пистонами, микроскопическими клинышками, с этими сложными, хитро придуманными, тем не менее, никуда не годными машинками для вставливания и вынимания пистона и прочего?

Теперешнее ружье — ружье человека, поставленного в лучшие сравнительно экономические и жизненные условия, почему общенародного распространения иметь ни в каком случае не может.

Все это недостатки и недостатки громадные, к устранению коих и следует стремиться. Мне кажется, что в пистоне, или даже в другом зажигающем заряд составе, или приборе без химического состава возможно достигнуть полнейшей простоты с соединением только, разумеется, требуемого совершенства.

Даже состоятельный охотник будет тратить на пистон какую-нибудь 0,01 копейки с большею охотою, чем платить 1 рубль 60 копеек за коробку в 250 штук, что составляет 0,6 копейки за каждый пистон, если дешевый пистон будет превосходить своими достоинствами дорогой и притом крайне неудобный. Решение подобного вопроса превосходит человеческое остроумие и теперешние познания в химии и механике.

Возможность оперативной замены патрона

Быстрота и удобство заряжания и разряжания достигли в новой системе довольно значительного совершенства и особенно в ружьях без курков (Тешнера-Коллата). Ружья с курками отстают от последних, так как требуют отдельной манипуляции — взвода курка после каждого выстрела.

Быстрота заряжания могла бы быть достигнута почти моментальная, если бы не было необходимости вынимать стреляную гильзу; достигнуть этого, разумеется, можно, поместив заряд в такую гильзу, которая или сгорала бы совершенно вся вместе с порохом, или выбрасывалась вон, как пыжи: такой патрон был в старом Тешнеровском игольчатом ружье.

Но имеется ли настоятельная надобность в моментальном заряжании на охоте? Моментальное заряжание во всяком случае не может считаться недостатком; оно положительно, даже необходимо при некоторых охотах — например, при стрельбе выводков, на тягах и прочее, но этою частью можно пожертвовать, если она трудно выполнима.

По-моему, главные достоинства в ружьях новой системы — это быстрота и удобство разряжания и перезаряжания ружья другим натроном, снаряженным высшим или низшим номером дроби, или даже в случае нужды пулею; ради одного этого наше старое шомпольное ружье должно быть сдано в архив.

Правда, его можно разрядить гораздо быстрее, чем, например, центральное, моментально, — попросту выстрелить на воздух, но перезарядить — это такая скучная комиссия, о которой, вероятно, ни один охотник не будет вспоминать с особым удовольствием.

Что касается полнейшей безопасности от нечаянного выстрела, во время самого заряжания, то в новой системе особого усовершенствования в этом отношении не сделано: при заряжании одного из стволов в то время, когда другой уже заряжен ранее, нечаянного выстрела не последует только в том случае, если курок заряженного ствола правильно поставлен на предохранительный взвод, а в ружье без курков — если замковый механизм заперт крылаткою.

Во время быстрого заряжания крайне трудно следить за всем этим, почему от сотрясения при ударе стволов о затылок курки могут соскочить, и последует несчастный выстрел. Все это редкие случайности, но и против них следует принимать меры, потому что они тем-то и дурны, что случайности, то есть явления, непредвиденные.

Нечаянный выстрел в ружьях, заряжаемых с казны, во время опускания стволов на место для самого стрелка при хорошей системе затвора неопасен, но для близ стоящих чрезвычайно опасен, потому что ружье в это время, по большей части, находится в горизонтальном положении.

Скажут, что против таких случайностей лучшее средство — прочное устройство замка, осторожность и прочее. Ну, эти средства не всегда помогают, и всякий предпочел бы ружье, в котором действовал бы какой-нибудь механический запор, препятствующий нечаянному выстрелу во время самого заряжания (требование, кажется, уже вполне достигнуто в ружьях Энсона и Дилиса. — Прим. автора).

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

Е. Т. Смирнов, г. Ташкент, апрель 1879 года

Источник

Мы будем рады вашему мнению

Оставить отзыв

Новости охоты и релоудинга
Logo
Включить регистрацию в настройках - общие