Человек и хищники. Часть вторая

Судя по собранным в Сибири материалам (Суворов, Смирнов, 2006), при встрече людей с медведями (изучено 219 случаев) последние выказывают определенную степень угрозы почти в 30% случаев. При этом 7% таких инцидентов заканчивались гибелью человека. В то же время необходимо знать и помнить, что степень опасности встреченного медведя определяется его возрастом, полом, физиологическим состоянием и временем года. Большое значение также имеет поведение человека, оказавшегося в такой ситуации.

ОКОНЧАНИЕ. НАЧАЛО — В № 5 (144).

    От первого лицаНа грани гибелиТрадиции и бизнесМожно ли остановить зверяСтрелять тоже надо уметь

Человек и хищники. Часть вторая

От первого лица

В качестве иллюстрации приведу рассказ одного местного жителя, наткнувшегося на медведицу во время сбора дикоросов:

«В то утро ярким светом солнца, заглядывавшего в окно спальни, меня разбудила хорошая погода. Выйдя на улицу, я понял: торопиться по ягоды не стоит, на траве еще была обильная роса. Умывшись и плотно позавтракав, начал собираться. Положив в рюкзак 12-литровый котелок прямоугольной формы (такой удобнее носить за спиной), я оседлал велосипед и поехал в сторону леса.

Настроение было просто прекрасное. Через пару километров, как обычно, спрятал двухколесного друга в кустах за дорожной обочиной, чтобы не перетаскивать его через упавшие деревья, и дальше пошел пешком.

Расправив болотные сапоги, чтобы не замочить росой брюки, шагал по хорошо знакомой лесной дороге. До делянки, где планировал собирать ягоду, оставалось еще полтора километра. Рябчики то тут, то там перелетали с дерева на дерево, хотя разглядеть их сквозь достаточно плотную листву было невозможно.

Я шел не спеша, прислушиваясь к лесу, ступая по земле тихо, как индеец. Так ходить меня научил отец, приобщая к охоте. Перейдя через небольшую речушку, скорее даже ручей, под названием Ильчег, стал приближаться к делянке, где накануне собирал уже хорошо поспевшую ягоду. Ее в этом году было много. Такое ощущение, будто ягоды просто рассыпали по мхам материковых дюн, покрытых вековыми соснами сосновых боров.

Раньше в делянку я заходил сразу с первого волока, но в этот день, не знаю почему, решил зайти со второго. Свернув с дороги на волок, увидел, что передо мной рос невысокий ивняк, а с правой стороны — молодой ельник. Пробиваясь через кусты, заметил слева на пригорке какое-то движение. «Ягодники», — подумал я и, не придав этому значения, пошел дальше. Ступив еще пару шагов, обомлел: «Медведи!!!».

Косолапая хищница с детенышем были чем-то заняты в двух десятках метров от меня. Мы почти одновременно заметили друг друга. Медведица пару секунд в некотором замешательстве смотрела, вероятно, оценивая ситуацию, а потом большими прыжками двинулась в мою сторону!

Я встал, как вкопанный, понимая, что бежать нельзя: этим только покажешь зверю страх и слабость, тем самым только усугубишь свое незавидное положение. Я закричал, как ошпаренный, глядя в сторону зверя. Медведица же, сделав еще три-четыре прыжка, остановилась в метре от меня. Она рычала, а может быть, ревела, я же орал ей прямо в морду. Не могу сказать, сколько это продолжалось. Возможно, секунд пять или чуть больше.

Краем глаза я заметил, как медвежонок побежал к центру делянки. И тут «мамаша», круто развернувшись, поспешила за своим чадом. Ошарашенный такой неожиданной встречей, не понимая толком, что же произошло, я тихонько стал пятиться в сторону дороги, не поворачиваясь спиной к медведице.

Отступив всего несколько шагов, снова увидел хищницу. Она бежала в мою сторону через валежник и густой кустарник, словно по асфальту. Оставалось только догадываться, чего медведица от меня хочет. И вот мы вновь оказались нос к носу. Я понял, что на этот раз зверь так просто не уйдет.

На грани гибели

Мысли в голову лезли всякие от безысходности моего положения. Говорят, что в таких ситуациях вся жизнь перед глазами мгновенно пролетает. Это неправда. В моем случае я даже не вспоминал о минувших годах, а просто думал, как выжить.

Попробовал выпадом влево укрыться за растущими рядом елочками, но это оказалось бесполезным вариантом. Медведица была агрессивна. Выразить словами сложившуюся ситуацию не представляется возможным: все происходило с молниеносной быстротой.

Через мгновение я оказался в положении лежа на спине. Здоровенная туша медведицы с разверзнутой пастью и с огромными, как мне виделось, клыками, нависла надо мной. Хищница рычала, капала слюной, а шерсть на загривке стояла «дыбом». «Все, трындец!!!» — подумал я и, попросив у Господа Бога прощения, приготовился к самому худшему исходу этой встречи со зверем.

Но сдаваться тоже не хотелось. Чтобы защитить лицо, я выдвинул вперед правую руку и в тот же миг ее схватила хищница своей огромной пастью. Боли почему-то не было. В голове крутилось только одно — «Уйди, тварь, уйди!», но слов своих я уже не слышал. Сколько это длилось — сказать не могу. Думал об одном: «Лишь бы не вспорола живот!».

Ее передние лапы были у моих бедер, ближе к поясу. Медведице не составляло особого труда «погладить» меня мощными когтями по животу, груди или по лицу. Слава Богу, этого не произошло. Я продолжал орать на нее, как бешеный. Каким-то чудом зверь не стал рвать мне руку, а просто прикусил, не поломав кости. Еще секунда, и хищница, разжав челюсти, развернулась и убежала. Оставалось только гадать: почему она не возвращалась?!

Я быстро вскочил на ноги и стал тихонько выходить через очень густой ельник на дорогу. Вероятно, боялся того, что медведица снова вернется. Хотя от такого взбешенного зверя и в лесу невозможно было бы укрыться.

Выйдя на дорогу, я понял, что потерял кепку. Мысли все перемешались, и мне зачем-то понадобилось отыскать головной убор. Так и не найдя его, побрел подальше от этого злополучного места. Дойдя до Ильчега, оглянулся назад: все было тихо и спокойно.

Только теперь я почувствовал боль. Поврежденная медведицей рука сильно ныла. Закатав окровавленный рукав рубахи, обрадовался, что рваные раны оказались небольшими.

Придя немного в себя, позвонил отцу и рассказал о происшествии. Он сначала не поверил, но, когда прислушался к моему голосу, оторопел. Я рассказал, где нахожусь. Отец с родственниками поспешил мне навстречу.

Чтобы не тратить время зря, я пошел до того места, где спрятал велосипед. Достав его из кустов, присел на лавочку, сделанную в лесу лесниками. Рука продолжала сильно ныть, а во рту все пересохло. Выпив почти литр воды, я вроде бы немного успокоился. Из любопытства задрал рукав повыше. Там раны от медвежьих клыков были посерьезнее: рваные дыры величиной в два пятака.

Тем временем подошли отец с дядюшкой и моим двоюродным братом, прихватившие на всякий случай ружья. Стали меня расспрашивать о том, как все произошло. Пока они обрабатывали раны и перевязывали руку, я вкратце обо всем им рассказал.

Только на следующий день в больнице я полностью осознал: в какой ситуации побывал и какой мог быть исход этой неожиданной и очень нежеланной встречи. Никому не пожелаю пережить то, что в тот злополучный день довелось испытать мне. Зверь есть зверь. У него не спросишь, что он задумал, какие у него намерения — добрые или злые?».

Традиции и бизнес

На этом заканчивается рассказ, который я привел почти дословно. В селе Валамаз каждый второй мужчина, если не первый, — охотники. Жизнь в лесу с детских лет определяет характер таких людей, делает их настолько крепко связанными с окружающей природой, что, несмотря на все блага цивилизации, проникшие и в эту глушь, они, оказавшись в экстремальной ситуации, не теряют самообладания и сражаются до последнего.

Только смелость и самообладание спасли взрослого мужчину от неминуемой смерти. Но я все-таки еще раз напомню простую истину: в местах, где есть такие крупные хищники, как медведи, не стоит бесшумно ходить. Если ты пошел за ягодами, а не на охоту, то постарайся, чтобы звери тебя услышали загодя и незаметно скрылись. Когда же хищник не имеет времени на оценку сложившейся ситуации, то он скорее будет атаковать, чем трусливо ретироваться…

В некоторых регионах России (на северо-западе страны, в Сибири и на Дальнем Востоке) разрешена весенняя охота на медведей, вышедших из своих берлог. У нас в Удмуртии добывать «топтыгиных» можно летом (с 1 августа), осенью и зимой.

Охота на медведей в берлогах — традиционное русское занятие, которое было весьма популярно в дореволюционный период. Крестьяне из глухих лесных деревень отыскивали убежища косолапых хищников и за большие деньги продавали такую информацию состоятельным горожанам, мечтающим о достойном трофее. Это был своеобразный бизнес, приносящий людям хороший приработок к семейному бюджету.

Многие классики русской литературы XVIII — XIX веков рискнули поучаствовать в охоте на медведя в берлоге. Забава эта, кстати, очень небезопасная. Например, известно, что Лев Толстой получил ранение в схватке с косолапым зверем.

В советские времена такие медвежьи охоты организовывались для партийно-хозяйственной элиты и готовились специалистами очень тщательно. Иногда приглашались и заграничные гости, которым это преподносилось в качестве дорогого подарка.

Для охотпользователей всегда была высокодоходной возможность предоставить клиентам шанс добыть мишку на берлоге. Многие иностранцы, освоившие африканскую «топ-пятерку», спят и видят: как бы заполучить трофей в виде русского медведя. За это состоятельные зарубежные охотники готовы заплатить хорошие деньги.

Кстати, сейчас с помощью современных цифровых приспособлений можно точно определить: есть ли в найденной берлоге медвежата и, соответственно, оставить их с мамашей досматривать зимние сны…

Ученые рекомендуют: в связи с поведенческими особенностями «топтыгиных» в центральной части, в том числе с повышенной агрессивностью, численность хищников желательно поддерживать на уровне, близком к тому, при котором они будут обеспечены естественными кормами (в первую очередь кедровыми орехами), даже в периоды их низкой урожайности. Для сдерживания роста численности хищников полезно по возможности способствовать сохранению в популяции взрослых самцов (учитывая каннибализм медведей).

Согласен с мнением профессора Валентина Пажетнова о положительном влиянии отстрела на берлогах для выработки у зверей страха перед человеком, но для этого ее надо возобновить хотя бы в Сибири и на Дальнем Востоке. Охота должна оставаться основным фактором поддержания этой приобретенной поведенческой реакции при встрече косолапых с людьми.

Можно ли остановить зверя

При стечении определенных обстоятельств создается конфликтная ситуация «человек-медведь». Финал ее зачастую трагичен. При такой встрече выше шансы на гибель именно человека, а не коварного, очень сильного, но вполне предсказуемого зверя.

Людям, регулярно выбирающимся на природу, следует хотя бы психологически подготовиться к подобной ситуации. В первую очередь нужно не провоцировать своими непродуманными действиями хищника на агрессию. Если человек не знает повадки и слабые места медведя, то последний, скорее всего, выйдет победителем из конфликта. Люди, чья жизнь связана с лесом, работой в тайге, всегда должны помнить об этом.

Для природы мы все — ее дети. Власти при установлении законов должны сознавать, насколько современный человек, оказавшись один не в том месте и не в то время, беззащитен перед древней, необузданной силой хищника.

К сожалению, сегодня люди, чья профессиональная деятельность связана с сезонной работой в тайге, — геологи, лесники, таксаторы, сборщики дикоросов, охотники-промысловики, даже имея право на ношение оружия, не могут его применять без специального разрешения на добычу зверя: волка, шакала, медведя, рыси. Смертельный выстрел в хищника грозит неприятными последствиями, если не удастся доказать необходимость такой меры.

Еще строже наказание предусмотрено для тех, кто откроет огонь на особо охраняемой природной территории — в заповеднике, заказнике, парке. Зачастую на таких землях даже нахождение с расчехленным оружием запрещено законом. Разрешения же на добычу хищников выдаются только в отведенные сроки (в сезон) и в небольших количествах, доступных очень ограниченному кругу людей, и лишь в общедоступные угодья или же в охотхозяйства.

При этом перечень других средств, способных хотя бы на время остановить нападающего на человека зверя, очень мал и сравнительно неэффективен — фальшфейеры, баллончики со слезоточивыми и прочими газами, мощные фонари… Подводя итог, приходится констатировать, что у нас в стране много говорят о гуманном отношении ко всем и ко всему, но только, к сожалению, не к самому человеку.

Стрелять тоже надо уметь

В завершение хотелось бы поделиться некоторыми рекомендациями из личного опыта. Охотпользователям советую проверять качество стрелковой подготовки у клиентов, заключающих договор на добычу «косолапого». К сожалению, обеспеченные люди, имеющие современное снаряжение и готовые выложить приличные деньги за коммерческое разрешение на отстрел медведя, морально, физически, а чаще всего нравственно не готовы к такому делу.

Излишняя самонадеянность, базирующаяся на обладании очень дорогим и мощным оружием, зачастую приводит к промахам. Но это еще полбеды, гораздо хуже, когда горе-охотники делают подранков, которые впоследствии становятся потенциальными проблемными медведями. Я за свой более чем сорокалетний стаж в последние годы сталкивался с такими случаями многократно. Да и сам в молодости, каюсь, обрек жить с заплатками на шубе, возможно, не одного косолапого.

Появление с конца прошлого столетия и вошедшее в моду большое разнообразие «навороченного» нарезного оружия внесло определенные изменения в охоту на всех крупных и «крепких на рану» зверей — особенно, медведей и кабанов, да и лосей тоже. Это свершившийся факт. Меняются как законы и снаряжение, так и люди, пользующиеся всеми нововведениями.

Но, как показывает практика, при охоте с нарезными стволами стало больше промахов и подранков. Причин тому я могу назвать несколько. Во-первых, отсутствие навыков обращения с оружием, которые приобретаются с годами. Во-вторых, экономия на приличных патронах, ставших в последнее время очень дорогими. В-третьих, незнание возможностей своего оружия и ведение огня из непристрелянных карабинов. В-четвертых, использование сбитых при перемещениях на охоте прицелов и неумение правильно определить дистанцию.

Я лично, взяв в руки новый карабин, поразил медведя только с третьего выстрела. Причем мишка-то был так себе — четырехлеток. После этого очень разочаровался в своем приобретении и даже намеревался его быстренько продать.

Но, как говорится, опыт — сын ошибок трудных. После первых неудач я постепенно привык и узнал истинные возможности своего оружия. Теперь обычно с одной пули добываю могучего «топтыгина». Бывает и так, что с одного выстрела поражаю сразу двух небольших кабанчиков — с засидки на овсяном поле.

Правда, патроны, которыми я тогда пользовался, сегодня стоят в несколько раз больше, а это уже неподъемно для пенсионера. Баллистические характеристики полета пуль, получивших свою начальную скорость при стрельбе отечественными боеприпасами, зачастую далеки от идеала.

Я всегда говорил, что качество любого изделия в металло- и деревообработке более чем на 50% зависит от качества применяемого инструмента. Так и на охоте: тактико-технические данные карабинов и ружей, конечно, очень существенны, но снаряженность патрона, особенно конструкция пули, определяют кучность стрельбы, надежную поражаемость объекта, наличие «стрижки» после попадания в зверя и минимальный размер гематомы в мясе потенциального трофея.

Алексей Перминов, Удмуртская республика

Источник

Мы будем рады вашему мнению

Оставить отзыв

Новости охоты и релоудинга
Logo
Включить регистрацию в настройках - общие