Таежная азбука. Детство

Таежникам не понять, как можно охотиться ради спортивного интереса. Добытый зверь — это всегда хороший трофей, в котором есть мясо для своей семьи (чтобы в дом не заглядывал голод), а также шкура, рога и многое другое.

    С чего все начиналосьПодготовительный курсОдин патронПромысловикТрагичная историяЛетняя практикаУченье начинается… с отчисленияВольный стрелокИ то, и другое

Таежная азбука. Детство

С чего все начиналось

Мой дед Юрий Владимирович Кашинцев жил в подтаежной деревне Матур. В школу нужно было ходить за 4-5 км, в другой населенный пункт. Отец работал бухгалтером в конторе, отвечающей за сплав леса из тайги. Из развлечений была только пара книг, зачитанных до дыр.

Через некоторое время к семье Юрия из Артемовска (золотопромышленного городка) приехал дед — Александр Александрович. Купив в Матуре отдельный дом, остался там жить и работать слесарем-лекальщиком. У деда имелось много литературы как технического, так и художественного направления.

Когда-то давно он начинал свою трудовую деятельность на западных мануфактурах простым учеником и подмастерьем. Пройдя долгий путь, научился сам делать чертежи и конструировать различные механизмы, нужные для того или иного производства.

Даже здесь, в деревне Матур, Александр Александрович не остался без работы. Как только слухи о хорошем слесаре-лекальщике начали распространяться, к нему стали обращаться староверы, жившие в глубокой тайге и выходившие лишь изредка за большой надобностью. Им требовалось отремонтировать различные механизмы: сеялки, веялки, внутреннюю часть ружей, включая даже кремневые.

При выполнении каждого такого заказа Александр Александрович узнавал что-то новое, помечал для себя. А позже и внуку стал передавать свой опыт, накопленный за долгую жизнь. Делился знаниями, почерпнутыми как из практики, так и из книг.

У мастера имелось несколько гладкоствольных ружей, которые были реквизированы во время Великой Отечественной войны. Вернуть их разрешили только после победы. Александр Александрович не преминул воспользоваться этой возможностью и поехал в Абакан.

Забрать свои старые ружья не получилось, пришлось выбирать вместо них другие. Некоторые были в хорошем состоянии, другие — в плохом, третьи — в совсем печальном. Из всего этого многообразия Александр Александрович выбрал два приличных ружья: немецкий «Зауэр» 10-го калибра и одностволку 16-го калибра неизвестного происхождения.

Подготовительный курс

В городе слесарь также приобрел радио как для себя, так и для внука, для расширения его познаний. Слушать передачи можно было зимними вечерами. Юра отличался любознательностью и непоседливостью. Он всегда порывался, как только выдавалась свободная минута, убежать на реку и поудить там хариуса или ленка, если повезет.

Дед решил познакомить внука с охотой и привить любовь к этому искусству. Начал с малого, давал различные художественные книги, где описаны были приключения и природа. А после стал рассказывать про выслеживание и добычу того или иного зверя, его повадки и характерные признаки. Внук слушал все внимательнее. После каждой истории он порывался уйти в тайгу с новым ружьем, но строгий взгляд деда резко остужал этот пыл.

Юрия нужно было также научить хорошо ловить рыбу, попусту не расходуя наживку и не портя снасти. Александр Александрович, давая внуку наставления, открыл перед ним свою сокровищницу удилищ и сказал:

— Бери любое, хоть спиннинг, хоть бамбуковую, но только одно…

Затем мальчик нужно было сделать выбор лески. Ее длины хватало только для заброса, а на случай зацепа или еще хуже — обрыва снасти — запаса уже не было.

Потом дошла очередь до приманок и крючков. Здесь глаза внука разбегались от большого количества всевозможных блесен, «мохнатых» тройников и самых простых моделей. Выбрать можно было любое изделие, но опять-таки, лишь одно.

Подготовив снасть, Юрий бежал на реку и удил там рыбу. Попадались хариусы, ленки, чир и другие обитатели водоема. Но вот происходил зацеп или сильный хищник обрывал леску. В этом случае печали мальчика не было предела. Рыбалка на сегодня оказывалась законченной. Приходилось возвращаться домой, чтобы в следующий раз вновь пройти весь процесс выбора и подготовки удилища и снасти.

Волей-неволей мальчик приучался действовать осторожнее, осмотрительнее. Постепенно развивалось умение ловли, все меньше становилось зацепов и сходов. С каждым разом росло количество добытой рыбы…

Один патрон

Повзрослевший Юрий спокойно ходил по грибы и ягоды, ждал того момента, когда заслужит право держать в руках оружие. Наконец пришло время обучения охотничьему делу.

После открытия сезона внук ежедневно приходил с вечера к деду и тот выкладывал на массивном деревянном столе порох, капсюли, пыжи, дробь разного диаметра, пули и… только одну гильзу. Все это сопровождалось словами:

— Кого решил добыть, Юра? Выбирай, но с умом… Тайга ошибок не прощает!

Чаще всего внук заряжал гильзу дробью на рябчика или глухаря, так как в этом случае вероятность добыть трофей намного выше, чем при использовании пули. Уходя в тайгу с единственным патроном, Юра старался выслеживать дичь, подобраться к ней как можно ближе и сделать точный выстрел.

Поначалу это не получалось и приходилось возвращаться домой ни с чем. Но с каждым разом результат становился лучше. Юный охотник учитывал свои ошибки, старался их исправить, делал выводы. И уже через три дня принес домой первую свою добычу — рябчика!

Как старший сын в семье, Юра приглядывал за своими младшими сестрами и братом и отвечал за них, если они что-то натворили. Нужно было активно помогать по хозяйству. С утра, пока мать доит корову, да готовит завтрак ребятишкам и отцу, Юра, еще будучи подростком, до зари уходил в тайгу. По весне собирал к завтраку и обеду черемшу, излишки шли в запас.

Летом ходил за ягодой и приносил по ведру малины или смородины. Когда начинался грибной сезон, добавлялись новые заботы. Следовало набрать хотя бы ведро, а то и два. Дома все жарили грибы, и солили, и заготавливали на зиму, чтобы потом морозным днем похрустеть рыжиком или груздем.

Как только наступала осень, Юра брал с собой в тайгу ружье с одним патроном. Так шли дни и недели, мастерство накапливалось, мышечная память тренировалась с каждым выходом на охоту. Что-то подмечалось в лесу и запоминалось, укладываясь на определенную полочку в бесконечном объеме памяти.

Промысловик

Матур — подтаежная деревня, и в ней было много охотников. Кто-то стрелял хорошо, кто-то отлично, кто-то средне. Но все жили за счет лесных промыслов, даров природы и своих огородов.

Дед Александр, когда переехал сюда, познакомился с охотником Константином Гавриловичем. Они много общались, обсуждали разные модели оружия и способы добычи дичи. Юра тоже рассказывал о своих успехах в тайге Константину Гавриловичу. Тот заинтересовался и предложил поучить парнишку охотничьему ремеслу, правильности выцеливания, маскировки, стрельбы (бить без промаха) и много чему еще. От такого щедрого подарка Юрий не смог отказаться и сразу же согласился.

Так начался следующий этап обучения. Александр и Константин давали и «теорию», рассказывали про животных и рыб, обитающих в разных регионах нашей страны. Ходили вместе на охоту и там уже тренировали Юрия, отрабатывая навыки выцеливания, поиска дичи, чтения следов. Что-то из этой таежной азбуки давалось парнишке легко, что-то сложнее, но в любом случае приходилось упорно заниматься.

Прижимая палку к плечу, стоя возле поленницы, он выцеливал пернатых, пролетающих мимо. Переводил глаз то на одну, то на другую птицу, при этом стараясь правильно удерживать импровизированное «оружие». Не все сразу получается, но постепенно Юрий постигал таежную азбуку, которую преподавал Константин. Со временем стал хорошо выцеливать как летящую дичь, так и сидящую, различать отпечатки лап зверей, выслеживать их в тайге.

Трагичная история

В конце лета, когда началась уборочная страда, люди попросту не могли разорваться. Начальство требовало в первую очередь заниматься колхозными полями. А на своих огородах все зарастало и погибало, сил и времени на них уже не хватало. Некоторые пытались хитрить, прикрываясь какой-либо болезнью, чтобы остаться дома и убрать урожай. Так решила поступить и супруга Константина, Агафья Лукинична. Женщина сослалась на хворь, а сама с зарей вышла поработать в огороде.

На беду мимо проезжал на лошади председатель колхоза. Он знал про ухищрения селян, но обычно закрывал на них глаза, а тут захотел показать свой праведный гнев. Перескочив верхом через плетень в огород, стал топтать Агафью лошадью и всячески оскорблять, стараясь таким образом наказать за обман.

Но дома находился и Константин Гаврилович. Он как раз подготавливался к охотничьему сезону, проверял оружие. Без долгих размышлений промысловик вышел на крыльцо, и после предупредительного выкрика произвел выстрел… Так получилось, что приехал председатель верхом, а увезли его на подводе.

А Константина под стражей отправили в Минусинск и приговорили к 20 годам лишения свободы… Жизнь текла дальше, что-то изменялось, кто-то уходил, кто-то появлялся. Но повороты в судьбе могли выделывать кажущиеся невозможными пируэты…

Летняя практика

С наступлением теплого сезона приезжал из города Абакана двоюродный брат Виктор. Он проводил все лето среди леса и природы.

Дел в деревне всегда в избытке, а поросята, и куры, и коровы имелись в каждом дворе. Уход за хозяйством обычно поручали старшим детям. В обязанности Юрия входили уборка и забота о скоте и домашней птице. Животных и пернатых нужно было накормить и напоить. А так хотелось в это время пойти на речку — рыбу поудить, что аж скулы сводило! Но дело прежде всего.

На подмогу в летние месяцы всегда приходил братишка Виктор. Рано утром встанут вдвоем, и быстро берутся за работу. Уже часам к 10 или к 11 утра все обязанности выполнены, можно бежать на рыбалку. Взяв с собой немного хлеба и бредень, ребята мчались на речку. Рядом протекали сразу две: Кулява и Магаз. Первая из них поменьше и помельче, вторая, соответственно, поглубже и пошире.

Бредней у Юрия было два: один длиной 3-4 метра, а второй — 4-5. Более короткий использовался на Куляве, а тот, который побольше, — на Магазе. Подростку нравилось рыбачить на каждой из речек. После того как Юрий и Виктор приходили на берег, они выбирали подходящее место и начинали бродить с бреднем то в одну сторону, то в другую.

При этом в улове попадались и налимы, и щуки, и хариусы, которые считались самой интересной добычей. Не всегда удалось поймать крупную рыбу. В основном ребята уносили с реки небольшую «белянку». Но с каждым разом в эмалированном ведре все прибывало и прибывало улова.

Через час или два после полудня 12-литровая емкость обычно была заполнена. Братья возвращались домой, отдавали всю добытую рыбу матери Юрия, а сами ждали ужин и рассуждали о том, каким будет улов завтра, мечтали, что попадется только крупный хариус, а «белянки» не будет ни одной. Так пролетал день, а потом начинались вечерние хлопоты со скотом. Так и продолжалось лето…

Ученье начинается… с отчисления

Так бы все и шло неторопливо, как спокойная река в жаркий день, текущая мерно и неспешно. Но тут вмешался случай, который изменил многое.

В одно лето школьникам в деревне нужно было отрабатывать повинность в виде прополки картофеля на полях. Каждому ученику выделили свой участок для работы. Юрий самым первым справился с делом и спокойно пошел на речку удить рыбу. Видя такое, остальные школьники побросали работу и побежали следом.

Потом был устроен «разбор полетов». Зачинщиком «саботажа» признали Юрия. Его исключили из школы за агитацию против прополки картофеля. Услышав об этом, отец просто сказал:

— Раз не хочешь учиться, будешь работать…

Учебный год начался без Юрия, который теперь и осенью занимался домашними хлопотами, трудился во дворе и ухаживал за скотиной. И лишь изредка выдавалась свободная минутка, когда можно было передохнуть и почитать книгу. Иногда получалось даже вырваться на рыбалку.

Обязанности по заготовке впрок ореха, ягоды и грибов также никто с подростка не снимал. Наоборот, теперь спрос стал вдвое больше, поскольку из-за отчисления из школы у парня высвободилось много времени.

Наступившая осень могла дать добычу и охотнику. Считая себя «страшно умелым промысловиком», Юрий уходил в лес за зверем и птицей. Хорошо освоив таежную азбуку, парень почти всегда возвращался с пернатым трофеем. Добытые рябчики с легкой руки матери оказывались на обеденном столе, внося разнообразие в привычное меню.

Незаметно пролетела осень, домашние хлопоты не уменьшились, а в некоторых моментах даже увеличились. Но в свободное время подросток неизменно старался пойти на охоту.

Вольный стрелок

Все что преподавали Александр Александрович и Константин Гаврилович Юрий впитывал как губка. Знания никогда не будут лишними, а теория, подкрепленная практикой, лучше запоминается.

С наступлением зимы охотничий промысел перешел не только на боровую дичь в виде рябчиков и глухарей, но также и на пушного зверя, который расположился совсем недалеко от деревни, — на белку. Добыть ее представлялось совсем непростой задачей.

Выслушав советы и рекомендации, Юрий взял в качестве добровольной помощницы соседскую собаку Роску. Это была обыкновенная дворняга, среднего размера, лохматая. К чистокровным лайкам никакого отношения не имела, но ее чутье, навыки, природный ум и звучный голос всегда помогали охотникам. Она была универсалом, одинаково хорошо работала как по птице, так и пушнине и даже по большому зверю.

Зная это, Юрий взял Роску с собой. Отойдя уже на приличное расстояние от деревни, он стал присматриваться к деревьям и прислушиваться к окружающей природе. То где-то вдалеке сорока застрекочет, то слышно как ком снега свалился с ели, а то просто стоит звенящая тишина, нарушаемая только вздохом.

Но вот недалеко звонкий лай оповестил округу, о том что добыча найдена. По голосу помощницы можно было определить, что она обнаружила пушного зверя. Добравшись до места, Юрий увидел захватывающую картину.

Роска прыгала под деревом внизу, задрав голову, и лаяла изо всех сил. А в ветвях ели сидела и с любопытном смотрела на собаку белка, уже успевшая сменить свою рыжую шубку на серую. Зверек чувствовал себя в безопасности, поскольку находился намного выше суетившегося под ногами и шумевшего существа.

Юрию нужно было спокойно взять на прицел голову пушного зверька и плавно потянуть спусковой крючок. Раздался щелчок в ствольной коробке и тут же грохнул выстрел, эхом разносящийся сквозь мерзлые стволы деревьев.

Круглая пуля, сметая завихрением попадающиеся на пути снежинки, врезалась и пронзила насквозь голову белку. Сразу же обмякший зверек полетел ничком на землю, по пути ударяясь о ветки и сбивая с них белые шапки. К упавшему трофею тут же подскочила Роска и, схватив его в зубы, дважды мотнула из стороны в сторону и побежала к охотнику.

Сезон открылся удачно — первой добычей. В дальнейшем, выбираясь в лес при каждом удобном случае, Юрий настрелял за зимний период около 30 белок. Добытые шкурки были отданы на пошив меховой шапки. После этого юный охотник один из всей школы ходил в «шикарной» беличьей ушанке. Весной пушной промысел закончился, и Юрий переключился на добычу пернатых.

И то, и другое

Летом ватага мальчишек и девчонок собиралась со всей деревни и охотилась на сусликов на полях. Шли военные годы, и каждый помогал своим семьям чем мог. Вот и дети старались хотя бы обед приготовить себе сами.

Ребята, выследив одного или двух сусликов, приносили из реки Абакан два или три ведра воды и начинали заливать в норку. Другие парнишки стояли уже на подхвате как заправские «зверобои». Из затопленного подземного убежища показывался голова захлебывающегося пушистого хозяина. Один подросток тут же хватал суслика за шкирку, а второй бил с размаху.

Трофей отправлялся в ведро для готовки. Девчонки аккуратно разделывали их, откидывая шкурки в одну сторону, а тушки в другую. Сусликов промывали в проточной воде и кидали в котелок для варки. Отведав этой похлебки, все дружно возвращались в деревню. Шкурки делились поровну и сдавались в обмен на различные нужные вещи и приспособления для ловли.

Пролетевшее лето запомнилось и хорошей рыбалкой, и ночевкой у реки, и охотой. Но приближалась осень, напоминавшая о школе.

— Что выбираешь? Промысел или учебу? — поинтересовался отец.

— Охоту и рыбалку я не оставлю, но учиться буду еще лучше, — ответил Юрий, немного подумав.

Школа приняла его обратно. Но он не забывал и о промысле и ловле. Используя любой свободный момент, Юрий убегал на речку удить рыбу или уходил в тайгу на добычу птицы и зверя, изучая природу, радуясь могуществу сибирской тайги каждый день.

Виктор Иванов, Республика Хакасия. Фото автора

Источник

Мы будем рады вашему мнению

Оставить отзыв

Новости охоты и релоудинга
Logo
Включить регистрацию в настройках - общие