Хаски – верный друг и настоящий охотник

Держа голову четвероногого друга на своих коленях и ласково теребя остроконечное ухо, он прочитал в его глазах безграничную любовь…

Хаски – верный друг и настоящий охотник

Отличался ли этот выход от сотни других, ответить по прошествии времени тяжело, но он точно помнил, что с самого утра все шло не так: то шлейка куда-то запропастилась, хотя многие годы висела в одном и том же месте, то в руках каким-то образом оказалась чашка с кормом для четвероногого друга, хотя никогда перед выходом он собаку не кормил, а в довесок ко всему ключа от сейфа не оказалось в нужном месте – БЕДА! Но в суете долгожданных сборов все это прошло незамеченным, точнее, не придалось значение…

А сборы действительно были долгожданными! Зима выдалась суровая как никогда! Тут тебе и морозы под -50° С, державшиеся более недели, а на смену им налетала такая метель, что за сутки сугробы вырастали на метр. Ко многим деревням не было проезда – снегоуборочная техника не выдерживала, да и санные пути были не везде. Такая природная свистопляска длилась уже второй месяц. Многие деревенские дома занесены под самые крыши – прям картины художников XVIII века. Тут вам не до охоты, одна забота – чистка снега и топка печи круглые сутки.

Тяжело было не только людям, зверь тоже страдал. Страдала и его лайка – молодой, сильный «щенок», год и восемь месяцев от роду. Несмотря на свою молодость, он уже много что знал, умел, добыл. На его счету уже были барсуки, бобры, косуля, несколько зайцев, лис, а осенью он удивил своего хозяина работой по перу. И вот он – рабочий пес, уже которую неделю лежит на снегу возле будки и скучает без работы. Каждый скрип двери хозяйского дома, хруст под его сапогами – каждый из этих звуков волновал пса, рождал надежду, что вот именно сейчас хозяин издаст свой призывный свист, оденет ошейник и возьмет на поводок, а там…

В эту ночь псу снился очередной сон: молодая косуля кружила по мелочам, и ему никак не удавалось прихватить ее за гачи. Краем глаза он видел, что хозяин выцеливает дичь, но ему хотелось крикнуть: «Хозяин, не стреляй, я возьму ее сам», но горло перехватило, и вместо громкого лая из его глотки вырвался протяжный поскул. Вздрогнув всем телом, пес открыл глаза.

– Амур! Амурка, спишь что ли? – услышал он голос хозяина и радостно завилял хвостом.

Пес не верил своему счастью: несмотря на глубокую ночь, хозяин одевал на него ошейник, а в руках держал знакомый и любимый поводок, встреча с которым всегда сулила только одно: ОХОТУ!

НА ОХОТУ

К дому подъехала незнакомая машина. Пес осторожно обнюхал ее – нет, это машина не охотника, запах чужой, незнакомый, нет привычного запаха пороха, человеческого пота и, самое главное, вообще не пахло дичью.

– Привет, Саня!

– Привет! Ну, что, готовы?

– Да вроде готовы. Едем! Амур, место! – услышал знакомую команду пес и с радостью запрыгнул в салон машины.

Зная, что дорога как всегда займет много времени, пес свернулся колечком у ног хозяина и закимарил в полглаза, лишь изредка поднимая острые ушки, заслышав знакомые слова: «заяц», «косуля», «Амур».

АМУР – ему нравилась эта кличка, не то что та, из прошлой жизни! Да, теперь действительно другая жизнь – счастливая, разнообразная и интересная. Как же удачно он сбежал от своего прежнего хозяина, который путал его какими-то ремнями, запрягал со стаей собак в упряжку и заставлял тащить ненавистные сани с человеком. Нет, такая жизнь была не для него. Его всегда манили запахи следов неизвестных зверей, писк мыши под снегом. Он чувствовал, что рожден для другого, и то, что он ХАСКА – это просто ошибка природы. И вот однажды, когда сил терпеть не осталось, он завыл, завыл что есть силы, и прежний хозяин, остановив машину, выпустил его погулять…

К НОВОЙ ЖИЗНИ

Пес бежал, бежал сломя голову, не разбирая дороги, сквозь кусты, мимо огромных сосен, не обращая внимания на оклики: «Джек, Джек, зараза! Ко мне!» Бежал и не думал куда, к кому, лишь бы подальше от ненавистных саней, от этой обрюзглой жизни.

Вдруг лес кончился, и молодой щенок оказался возле большого дома, в окнах которого горел свет, а из трубы шел дым. Пес сел напротив окна, за которым молодая женщина суетилась с посудой. Из вентиляционной трубы пахло чемто вкусным, незнакомым. Пес обошел дом кругом. Несколько раз он причуял те самые запахи, которые иногда встречались ему на беговой трассе и так волновали его.

К дому подъехала машина. Пес насторожился и спрятался в глубине двора. Из машины вышли люди – веселые, с терпким запахом, одетые во все белое, что-то выгрузили из машины, и один из них зашел в дом, а остальные уехали. Подойдя к тому месту, где из машины выкинули какой-то мешок, пес учуял приятный и волнительный запах, который заворожил его. Запах тянулся к дому, к самой двери, и пес, ведомый инстинктом, направился к ней. Через некоторое время дверь открылась. На пороге стоял человек в белом, от которого также исходил этот возбуждающий запах.

– О! Ты кто? Ты чей?– спросил его человек и, присев на корточки, протянул к самому носу теплую и запашистую руку. Пес лизнул ее.

– Приве-е-ет! Есть хочешь? Ну, пойдем, потеряшка, накормлю тебя. А звать я тебя буду АМУР, ты не против?– сказал человек и, взяв за поводок, повел его за дом в вольер.

ДОЛГИЙ ПУТЬ

Возможно, пес вспомнил бы еще что-либо, но машина, резко скрипнув тормозами, остановилась.

– Приехали! – сказал хозяин и стал выгружать вещи.

На улице все так же было темно. Шел снежок и тянула легкая поземка – для охоты то, что надо.

Люди перебросились парой слов, пожали друг другу руки и машина ушла, а охотник со своим верным псом отправились вниз по обскому увалу – им предстояла дальняя и тяжелая дорога по целяку.

Они прошли более пяти километров, и несмотря на то, что уже было достаточно светло, хозяин все не отдавал команду на поиск зверя. Пес забеспокоился, решив, что это опять выход не на охоту, а на подкормку зверя, что ему очень не нравилось. Ему не терпелось кинуться в кусты и выгнать на хозяина любую дичь, лишь бы доставить тому удовольствие, лишь бы услышать это ласковое: «Ай, Амурка! Ай, молодец!», но они все шли и шли по глубокому, но плотному снегу.

Привал. Хозяин достал из рюкзака ароматное мясо бобра, нашпигованное кусочками сала, домашний хлеб, из термоса налил зеленого чая и развернул шоколадку. Сунул под нос псу собачьи кириешки, но тот фыркнул и отвернулся.

– Ну, извини, брат. Кашу я тебе не понесу – весело сказал человек и принялся уминать свой пай.

Пес сидел вполоборота и косился на хозяина.

– Что? Обиделся, что ли? Не серчай! Не время еще для охоты! Нам с тобой еще километра три идти, может, чуть меньше, так что поешь.

Пес что-то проворчал и, отвернувшись, улегся калачиком на снегу – ему не терпелось.

Хозяин потянулся, хрустнул суставами, встрепенулся и, надев лыжи, скомандовал:

– Пошли, злюка.

ЗАПАХ КАБАНА

Стойкий, терпкий запах налетел как бы ниоткуда. Пес замер, вспоминая, кто источает такой сильный, зловонный запах. В памяти всплыла картинка, как в прошлом году, будучи еще совсем молодым щенком, он уже встречался с подобным запахом и даже опробовал шкуру зверя на зуб.

Запах исчез так же внезапно, как и появился, но беспокойство осталось. А человек шел дальше, видимо, ничего не причуяв.

Пес потянул носом воздух – от запаха не было и следа. Он оглянулся на хозяина.

– Ты чего встал, Амурка? Пойдем. Пойдем скорее, а то кабанчики заскучали без тебя.

«Вот оно что. КАБАНЧИКИ. Точно, именно кабанчики так пахли, а точнее, кабаны. Значит, вот на кого мы идем» – подумал пес и, издав поскул, потянул в сторону кромки бора – именно оттуда пришел терпкий запах.

Пройдя с сотню шагов, пес оглянулся – хозяин все понял и идет следом, но почему-то ружье у него висит через грудь. Это нехорошо. Так нельзя. Зверь совсем рядом – он чувствовал это всем своим нутром, но не знал, как сообщить об этом хозяину.

Пса трясло. Словно он промерз. Охотник смотрел на свою верную собаку и никак не мог понять, что с тем случилось. Что-то было не так. На улице каких-то -20° С мороза – жара для его любимого пса, но тот продолжает поскуливать и трястись все телом.

Что-то не так, но вот ЧТО?

– Амур, что с тобой? Что случилось?– спрашивал он пса, заглядывая ему в глаза. Он даже позволил тому пару раз лизнуть себя в нос, но так и не понял, что происходит с собакой.

– Ладно тебе, пойдем дальше. Пойдем, – но пес отвернул от намеченного пути и затрусил в сторону согры, за которой начинался бор.

СХВАТКА СО ЗВЕРЕМ

Лыжи никак не хотели идти вверх и все норовили скользнуть вниз, к подножию согры, но человек не спеша продолжал подниматься. Собаки видно не было. Запыхавшись и изрядно взмокнув, он все же добрался до самого верха, и стоило ему встать на бровку, как он оцепенел: в каких-то двадцати шагах спиной к нему стояла огромная свинья, перед которой, вздыбив шерсть и оскалив клыки, стоял Амур.

Резким движением руки охотник перебросил пятизарядку на грудь, и когда уже был готов сбросить ее с шеи, лыжи соскользнули вниз по насту, и он упал. Упал во всю грудь, сбив дыхание и получив порядочный удар ружьем в лицо, после которого в глазах пошли темные круги.

Зверь в один миг развернулся, готовый броситься на человека. Но не успел он сделать и пары шагов, как за его гачу ухватился взъерошенный и свирепый пес.

Человек не видел, как от удара кабаньей головы пес отлетел в сторону и, барахтаясь в сугробе, пытался вырваться из снежного плена, чтобы вновь пойти в атаку на зверя, в помощь хозяину. Не видел, как мощное тело дикого животного собралось в упругий комок для решающего броска на его верную собаку, не знал он также, каким образом, лежа на груди и не в силах произвести вздох, смог сдернуть ружье и прицелиться…

В памяти осталось лишь одно: пес лежал на боку и из последних сил пытался дотянуться до рухнувшего неподалеку тела огромного кабана. Он скулил от злобы, от отчаяния, боли и охотничьей страсти, а у охотника навернулась слеза: он радовался, что его верный друг будет жить.

Сергей Ликсонов, Алтайский край

Источник

Мы будем рады вашему мнению

Оставить отзыв

Новости охоты и релоудинга
Logo